Кому и какая примерная программа нужна, кто ее должен разработать?

rss 11 июня 2013



В Общественной палате РФ под председательством Любови Духаниной состоялось обсуждение порядка разработки примерных основных общеобразовательных программ, который в будущем должен быть закреплен приказом Министерства образования и науки РФ. По сути, разговор шел о проекте приказа, который предложен министерством. Почему так важен разговор о примерной образовательной программе? Потому что на ее основе школы должны будут разработать свои программы.

Любовь ДУХАНИНА, член Общественной палаты РФ, президент образовательного холдинга «Наследник»:
- Начало нового учебного года будет связано с введением в действие нового закона «Об образовании в РФ». Закон вводится на фоне продолжающегося процесса введения новых стандартов, и сейчас идет разработка нормативно-правовой базы, которая должна обеспечить его реализацию. Один из таких документов, который должен появиться в нашей стране, - порядок разработки примерных основных общеобразовательных программ, проведения их экспертизы и ведения реестра примерных основных образовательных программ.
Министерство образования и науки РФ создало соответствующую рабочую группу, которую мне было доверено возглавить. Рабочая группа провела несколько заседаний, по итогам которых на сайте Министерства образования и науки РФ появился проект приказа для полномасштабного общественного обсуждения. В рамках работы рабочей группы появились проблемы, которые мы не смогли решить в объеме компетенции самой группы. Первая проблема - это содержание образования. Федеральный стандарт предписывает, что 2/3 от общей программы должны иметь общенациональную значимость, но что это такое и как, кто это определяет, нигде дальше не прописано. Вторая проблема - проведение экспертизы примерных образовательных программ, тут непонятны критерии этой экспертизы, то, по каким основаниям и кто будет ее проводить, за чьи средства. Третья проблема - сроки фактического введения в действие примерных образовательных программ. В соответствии с законом образовательные учреждения должны уже приступить к работе по своим новым образовательным программам с 1 сентября 2013 года. Но здесь возникает юридическая ситуация, связанная с тем, что сам порядок разработки примерных программ тоже вступит в силу (при хорошем стечении обстоятельств он будет подписан Минюстом РФ и выйдет приказ министерства) реально только с 1 сентября 2013 года. То есть фактически только с 1 сентября 2013 года у разработчиков появится возможность вносить на рассмотрение эти программы, после чего должен пройти процесс экспертизы. Суммарно это будет длиться не менее 5-6 месяцев, затем программы, прошедшие экспертизу, попадут в реестр, после чего образовательное учреждение сможет, ориентируясь на эти программы, фактически делать свою программу. С моей точки зрения, было бы правильно ввести какой-то переходный период хотя бы на год, чтобы прокуратура не имела оснований требовать программы у образовательных учреждений с 1 сентября 2013 года.

Михаил РЫЖАКОВ, директор Института содержания и методов обучения Российской академии образования:
- Мне кажется, что без какого-то нормативного закрепления содержания образования нам всем будет очень и очень сложно. Мы много лет бежали от этой темы, с 2007 года, когда в статью 7 Закона РФ «Об образовании» были внесены коррективы, содержание образования на уровне законодательства ушло из государственных образовательных стандартов. Почему-то тогда посчитали термин «образовательный минимум» почти ругательным. В результате мы получили некую канву, некую матрицу, в которой содержанию образования почти не нашлось места. Теперь, думаю, мы к этому вернулись, и образовательное сообщество совместными усилиями найдет способы все отрегулировать. Сегодня, несмотря на многочисленные декларации о важности этого дела и многочисленные публикации, в том числе и сотрудников нашего института, содержание образования потихонечку вымывается из практики средней школы, это происходит потому, что часто этот процесс не поддержан на уровне нормативно-правовых документов. Например, в первой концепции стандарта была позиция о том, что есть документы, которые имеют собственно нормативный характер, и есть документы поддерживающие. Туда входили и примерные программы, было предложено утверждать их как компонент государственного образовательного стандарта или как научно-методическое сопровождение государственного образовательного стандарта. Постепенно эта концепция была изменена, и в том варианте, который уже был опубликован, практически не шла речь даже о каком-то методическом статусе всего пакета документов. Два года назад от Президиума РАО был вынесен на сайт и передан в Министерство образования и науки РФ проект закона о стандарте для старшей школы, в котором была сделана попытка закрепления содержания в законе. Нам казалось, что мы нашли необходимые механизмы, однако в последней версии стандарта для старшей школы фактически все осталось по-прежнему. Единственное, увеличилось число обязательных учебных предметов, но дела это не решает. Самое главное, что с потерей содержания по крайней мере три группы специалистов лишились своего рода опоры. Это все те, кто будут теперь делать примерные образовательные программы, поскольку у них нет ни критериев, ни исходников, ни документов, на которые они могут опираться, это все те, кто занимается экспертизой учебников, потому что сегодня экспертировать их на соответствие государственному федеральному образовательному стандарту уже становится даже нелепо, потому что там всего несколько строчек про то или иное содержание, у разработчиков контрольно-измерительных материалов, которые далеко ушли от стандарта, теперь у них вообще развязаны руки, поскольку реально ничего не регламентируется. Что касается проекта приказа Минобрнауки РФ, который мы обсуждаем, то тут очень важно понять порядок разработки примерных образовательных программ. В документе написано, что это могут делать научные работники, организации, но не написано, как это может быть сделано. Предположим, что некая организация или группа разработчиков решила разработать примерную образовательную программу, опубликовать ее, не внося в реестр, не подавая документы на то, чтобы их каким-то образом зарегистрировали. Это с точки зрения нормативно-правовой можно делать или нельзя? Когда мы год назад сделали примерную программу под моей редакцией, нам указали на то, что это нарушение действующего законодательства, хотя до этого все проходило вполне нормально. В документе прописана экспертиза программ, но нет указания на какой-то документ, который бы стал базой для проведения профессиональной технической и другой экспертизы примерных программ. Этот документ только предстоит разработать, по всей видимости, он должен быть либо приложением к стандарту, либо как-то называться, но без фиксации в каком-либо документе того, как проводить экспертизу примерных программ насчет того, целесообразно их использование или нет. Я уже не говорю о том, что есть так называемая обязательная часть основной общеобразовательной программы, в которой зафиксировано, что это содержание общенациональной значимости. То есть в нашей стране есть понятие «содержание общенациональной значимости», а содержания этого нет, по крайней мере нет документа, который бы это содержание определял и фиксировал. В проекте приказа прописано, что уполномоченными экспертными организациями могут быть научные образовательные, общественно-профессиональные организации, имеющие в своем штате специалистов. В продолжение этого есть позиция о том, что при формировании состава экспертных организаций должен быть исключен конфликт интересов. По всей видимости, если мы правильно понимаем, конфликт интересов возникает тогда, когда одна и та же организация может выступить и в качестве эксперта, и в качестве разработчика. Тогда надо указать, что либо тот, кто стал экспертом, уже не может быть разработчиком, и наоборот. Сегодня большие организации, которые нормально проводят экспертизу, чаще всего и разработчики. В проекте приказа написано о том, что должна быть трехступенчатая экспертиза: техническая, профессионально-общественная и общественное обсуждение, а по тексту получается 4 ступени: в одном параграфе - техническая экспертиза, в другом - профессионально-общественная экспертиза, выполненная уполномоченными экспертными организациями, в третьем параграфе - профессионально-общественная экспертиза, выполненная органами исполнительной власти субъектов, и в четвертом параграфе - общественное обсуждение. Думаю, можно просто написать «четырехступенчатая экспертиза», но так, чтобы одно другому не противоречило. Разработкой программ могут заниматься и физические лица, то есть индивидуально, но почему-то в документе на двух страницах мы находим слова «организация - разработчик». Слово «организация» можно снять, оставив термин «разработчик», которым может быть и организация, и отдельное физическое лицо. Есть один важный момент, на который я хочу обратить внимание. Он связан с тем, что после внесения примерных программ в реестр их правообладателем становится Министерство образования и науки РФ по согласованию с разработчиками. Я полагаю, что это должно происходить не после внесения, а либо в процессе внесения, либо до внесения, так как, когда программы уже будут внесены, разработчики будут поставлены перед фактом. В одном из пунктов записано, что срок действия примерных программ соответствует сроку утвержденных стандартов. Думаю, соответствовать они в принципе не могут по дате начала, поскольку всегда примерные программы идут с опозданием, а вот срок окончания действия примерных программ может соответствовать сроку действия утвержденных стандартов.

Александр КОНДАКОВ, управляющий директор издательства «Просвещение»:
- Положение Закона РФ «Об образовании» четко зафиксировало, что программы разрабатывают юридические и физические лица за счет средств разработчиков. Здесь у меня вопросов никаких нет. Вопросы возникают на уровне порядка экспертизы примерных основных образовательных программ. Поскольку мы разрабатывали примерные основные образовательные программы, я очень хорошо понимаю, насколько это сложный в научном, методическом, содержательном плане документ, который регулирует абсолютно все стороны деятельности образовательной организации. Поэтому на самом деле организаций, которые способны создавать такие сложные продукты, на этом этапе не так много, тем не менее я глубоко убежден, что в течение 5-10 лет эта компетенция, которая значительно демократизировала всю деятельность системы школьного образования в России, постепенно будет сформирована как на уровне субъектов Федерации, так и на уровне муниципалитетов, образовательных учреждений. Нынче школы переходят на новые федеральные государственные образовательные стандарты, используя, как правило, те основные образовательные программы, которые были разработаны в рамках экспертизы Министерства образования и науки Российской Федерации, внося туда какие-то свои изменения и дополнения. В целом это, наверное, неплохо, но на сегодняшний день проблема заключается в том, что порядок экспертизы основных образовательных программ на уровне Рособрнадзора, на уровне региональных и муниципальных органов управления образованием не сформирован. Поэтому, когда мы говорим о порядке экспертизы примерных основных образовательных программ, речь идет об отборе экспертных организаций, которые способны реализовать эту экспертизу. Кроме того, еще есть очень серьезные вопросы этнокультурной и региональной составляющих, в документе необходимо обратить на это особое внимание. В проекте приказа сказано, что нужно создать постоянно действующий совещательный орган - Совет по организации экспертизы и утверждению примерных программ. Я бы поставил вопрос так: есть процедуры экспертизы, допустим, учебников, есть процедуры экспертизы других проектов, так нужно ли создавать еще один совещательный орган? Ну будет 5 программ, ну будет их 7, но нужно ли для этого создавать подобного рода орган? Что касается отбора экспертных организаций, которые могут осуществлять подобного рода деятельность, то мне кажется, что пункт по конфликту интересов абсолютно понятен, не требует никакой дальнейшей конкретизации. Весь вопрос в том, можем ли мы назвать экспертную организацию, которая в полном объеме способна дать экспертизу примерной основной общеобразовательной программе? В структуре примерной основной общеобразовательной программы есть три раздела: целевой, содержательный и организационный, поэтому нужно очень хорошо продумать и сформулировать требования, критерии отбора экспертных организаций. Наиболее серьезный момент - качество той экспертизы примерных основных общеобразовательных программ, которые будут представлены для включения в реестр. Поэтому мне кажется, что Общественной палате РФ имеет смысл рассмотреть само понятие «примерная основная образовательная программа», посмотреть на ее структуру, может быть, дать какие-то свои рекомендации по критериям отбора организаций, способных осуществить подобного рода экспертизу, поскольку здесь и экономика, и управление, и финансы, и содержание, и организация учебного процесса, и организация внеурочной деятельности, и сетевое взаимодействие, и так далее.
Любовь ДУХАНИНА:
- Мне кажется, некоторые разделы вообще нужно обсуждать отдельно, например раздел финансирования, ведь нужно обговорить, насколько финансирование разработки и разработчиков программ будет обязательно для государства, где у нас водораздел между обязательным финансированием государства и правами образовательного учреждения, на одну треть финансировать нужно будет из бюджетных источников или из внебюджетных? Тут мы пока в начале пути.

Ефим РАЧЕВСКИЙ, член Общественной палаты, директор Центра образования №548 «Царицыно»:
- Есть группа вопросов, которые решаются на уровне изменения законодательства, а есть группа вопросов, которые решаются на ином уровне. Я имею в виду то количество подзаконных актов, которые должны в соответствии с приказом  Минобрнауки РФ № 42 быть сделаны. Вот там у нас поле деятельности никем и ничем не ограничено. Мы можем вносить предложения, затем инициировать какие-то изменения в законе. Это процедура длительная, но это не значит, что ею не надо заниматься.

Алексей МАЙОРОВ, заместитель руководителя аппарата Комитета Госдумы РФ по образованию:
- Содержание образования определяется только образовательной программой. Давайте представим, что никто не собрался разрабатывать такие программы. И что тогда будет? От такого важнейшего дела, как отбор содержания для школы, Министерство образования и науки РФ целиком отстранилось, взяв на себя функции организации экспертизы, но никак не разработки. В законе «Об образовании в РФ» несколько раз записано, что примерная основная образовательная программа разрабатывается с учетом уровня и направленности, но в проекте приказа Минобрнауки РФ есть только уровень для реестра. Тогда должны быть программы по уровням и направленности, другое дело, что тяжело пока разобраться, что такое направленность, хотя это прописано в законе, хотя и в разных местах разбросано по его тексту. В проекте приказа речь идет почему-то только об общем образовании, а у нас еще есть дети с особыми потребностями. Возникает вопрос: а для них придется писать отдельную примерную образовательную программу? Понятно, что в каждой программе, наверное, должна быть позиция по инклюзивному образованию, но нужно решить: либо для таких детей будет отдельный стандарт, либо в обычном стандарте нужно прописать отдельные главы. В законе написано, что «реестр примерных основных общеобразовательных программ - государственная информационная система». Это означает, что он должен быть соответствующим образом зарегистрирован, к тому же есть требования в законе о связи к государственным информационным системам. Вместо этого в проекте приказа предлагается формулировка «реестр - открытая система для ознакомления всех физических лиц». А куда же делась «государственная информационная система»? Кто пользователь такой системы? В проекте приказа сказано, что реестр - «для использования лицами, организациями, осуществляющими реализацию образовательных программ», а в законе написано, что это общедоступная система, то есть доступная не только тем, кто реализует образовательные программы, а и тем, кто их разрабатывает, и тем, кто ими пользуется, то есть для всех. Сужение предмета использования в проекте приказа выглядит не очень логично. А теперь представим, что мы получили примерную программу для каждого уровня образования, что для каждой программы есть примерный расчет норматива затрат оказания государственных услуг по реализации образовательных программ. Понятно, как это аукнется - богатые получат меньше денег, те, у кого недостаток средств, будут финансироваться больше, но как каждый рассчитает стоимость своей примерной образовательной программы? Получится одна и та же программа, но с разными стоимостями. Я думаю, что все надо связать с ФЗ-83. В проекте приказа написано, что примерная программа может быть использована для контрольно-надзорной деятельности, но она не может быть использована для этого, потому что закон предусматривает одно основание, единственное для контрольно-надзорной деятельности, - требование стандартов. Никакая программа - ни примерная, ни основная - не может быть основанием для контрольно-надзорной деятельности. Александр Кондаков считает, что в результате разработок появятся 5-7 примерных программ, а я думаю, что появятся несколько тысяч программ. Отличный математик придумает новую программу учебного курса по математике, но не захочет писать образовательную программу, однако министерство не будет утверждать программы по математике, и страна останется без такой блестящей программы. Но в другом случае министерство может взять программу по математике или биологии, вставить в примерную образовательную программу и получить новую. Вот так и возникнут десятки тысяч программ, от многообразия, связанного с учебниками, мы перейдем к многообразию программ. Тут возникает далеко не праздный вопрос о том, что считать новой программой, как ее регистрировать, как экспертировать с точки зрения своевременного обновления содержания образования.

Владимир СОБКИН, академик РАО:
- Бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Государство берется администрировать и финансировать реестр, понятно, за что оно готово платить. Разработка содержания образования стимулируется за счет разработки примерных образовательных программ, причем в проекте приказа сказано, что это будет происходить за счет средств разработчика, а потом этот разработчик почему-то должен предоставить свои авторские права государству. Я думаю, это какая-то странная управленческая фантазия. Что мотивирует разработчика отдавать свою программу государству и стремиться, чтобы она стала примерной? Ничего. Он за «так» ее разработал, отдал в министерство, и от этого он получает удовольствие? Допустим, я директор института содержания методов обучения. Из каких таких особых средств институт будет разрабатывать примерную образовательную программу? За счет внесения в план Российской академии образования, которая выжмет это в план-заказ? А у кафедры в каком-нибудь филологическом вузе какие могут быть средства для разработки примерной образовательной программы? Здесь должен быть нормальный механизм стимулирования разработки примерных программ на конкурсной основе, в приказе министерства должно быть хотя бы одно слово про авторские права и форму закупки им примерных программ.

Любовь ДУХАНИНА:
- То, о чем вы говорите очень важно. Есть диаметральные точки зрения на этот счет. Допустим, Министерство образования и науки РФ объявляет конкурс, но на одну программу или на 15, 150? Одна из идей была такой: сначала допустить всех к разработке программ, а тех, кто прошел экспертизу, материально простимулировать.

Альфия ДОРОФЕЕВА, генеральный директор издательства «Мозаик-Синтез»:
- Одна программа сама по себе не живет, к программе должен быть полный учебно-методический комплект. В создании программы должны участвовать не сотрудники одного из институтов, а разные эксперты из разных институтов, из разных областей, то есть авторская группа по разработке программы должна быть межведомственной, а это под силу только независимым организациям, например издательствам, которые в состоянии привлечь ведущих специалистов, оплатить их работу, после этого внедрить программу и разработать полный учебно-методический комплект к ней. Попытка выделять деньги на разработку программы, на мой взгляд, приведет к пустой трате государственных денег, распилу бюджета. В результате разработанные программы будут мертворожденными. Думаю, либо одно из издательств будет выигрывать конкурсы на разработку программ, либо будут написаны программы, не подкрепленные комплектами, жить они не будут.

Ефим РАЧЕВСКИЙ:
- Троллейбусный парк теперь тоже имеет право в соответствии с проектом приказа Минобрнауки РФ инициировать примерную программу, равно как небольшая гостиница. Давайте изживать принцип «кто платит - тот заказывает». Разработка примерных образовательных программ - дело государево, не дай бог, если кто-нибудь будет на свои собственные деньги это инициировать. Речь идет о том, что примерная образовательная программа - это не более чем механизм реализации государственного стандарта, следовательно, государство должно выделить на это средства в своем федеральном бюджете. У нас есть достаточное количество степеней свободы для того, чтобы определить, должны ли быть тысячи, десятки или единицы таких программ. Думаю, должна быть государственная программа, а затем, скажем, если какой-то регион захочет добавить туда что-то свое, пусть добавляет на это свои деньги. То свое, что они добавили, не должно распространяться на соседний регион, но если тот захочет, то сможет взять в свою программу что-то у первого региона. Тысячи программ, которые вдруг могут появиться, - иллюзия. Я с ужасом представляю себе судьбу экспертного совета, который должен был бы оценивать эти тысячи программ. Мы в рабочей комиссии рассматривали 23 тысячи поправок к законопроекту «Об образовании в РФ», это был апофеоз федерального регионального и муниципального идиотизма: из 23 тысяч от силы 500, даже меньше, имели хоть какой-то конструктивный характер, остальное - перепевы. Поэтому отнесемся к этому делу серьезно. Формула такая: примерная программа - способ реализации государственного стандарта. Государство должно определить количество, то есть устойчивое развитие степени вариативности (когда-то, например, было12 примерных учебных планов), сколько денег в бюджете на это может быть отпущено. Дальше организуется конкурсная открытая красивая процедура, и все.

Алексей СЕМЕНОВ, академик РАН и РАО:
- Во-первых, мне кажется все-таки важным этимологическое различие, состоящее в том, что имеется примерная программа, внесенная в реестр. Но если мы будем использовать только одно понятие, то этот документ придется переписать, а если у нас будет два понятия, то как для учебников может быть учебник как книга, рекомендованные, допущенные, то так может быть и для программ. В этом смысле я полностью солидарен с Ефимом Рачевским, что и предложение по переписыванию закона нам придется делать, в какой-то момент закон будет в каких-то вещах дополнен, ничего тут не поделаешь. Нам нужно помнить, что понятие структуры этой самой примерной основной общеобразовательной программы как было загадкой и вещью в себе, так и осталось. Нет никаких на эту тему пояснений, слова про 2/3 кроме как абсолютно цинично или абсолютно юмористично употреблять нельзя, никакого смысла они не несут сегодня. Мне кажется, что в некоторых отношениях воспоминания о советском замечательном прошлом в образовательных дискуссиях носят исключительно вредный характер, но в данном случае каждый может воспроизвести у себя в голове, что такое была программа в советское время. У нас было две основных программы по биологии, две - по физике, три - по математике. Мы не хотим радикально ломать систему образования, но в ней в советское время всегда было несколько предметных программ по тому или другому предмету, ничего плохого в этом нет. Идея о полной унификации советского образования - один из постсоветских мифов, и бессмысленно сейчас об этом говорить. При чтении проекта приказа министерства возникает вопрос: после того как программа внесена в реестр, становится ли она модульной? То есть могу ли я взять программу по математике с тем же самым числом часов и просто ее честно украсть, добавить в нее что-то свое и сказать, что выхожу с новой программой и получаю за нее немножко денег? То есть программу по математике я напишу сам, программу по русскому языку возьму у Гранник, программу по географии - у Рыжакова - Кондакова, воспитательную - у Собкина, по здоровью - у Носкина, коррекционную - у Малофеева. Я создаю такую интегрированную программу, приношу ее в министерство, пишу, что ее автор тот-то или те-то, но права на это будут принадлежать министерству. Вообще возникает некоторая новая ситуация, программа конкретной школы в этом случае будет построена не на основе примерной образовательной программы, а на основании примерных модулей образовательных программ. Иначе будет вообще возникать ерунда, будут программы очень похожие, мы будем говорить: «А эту фразу я взял из стандарта, а это я придумал сам, а это я написал до того, как написал мой сосед». Нам нужно эту модульность заранее предусмотреть, в том числе в тексте проекта приказа министерства.

Владимир ШАДРИКОВ, профессор МПГУ:
- Если мы не решим принципиальных вопросов, все остальное повиснет в воздухе. Прежде всего нам нужно ответить на принципиальный вопрос: для чего нам нужен стандарт и для чего нам нужна примерная образовательная программа? Они нужны нам прежде всего для определения качества образования, для сохранения единого образовательного пространства и для обеспечения доступности образования для всех. Вот три функции, которые есть у этих документов. Если мы хотим сохранить единое образовательное пространство, то я тут полностью согласен с Ефимом Рачевским, что примерных программ не должно быть много, может быть, даже по одному виду образования должна быть одна примерная программа. Дело в том, что академические свободы учителя должны проявиться при разработке основной образовательной программы учебного заведения. Но стандарт не определил структуру основной образовательной программы, а в законе остались одни общие фразы. Когда сегодня мы говорим о том, что стандарт должен учитывать региональные, национальные, этнокультурные компоненты, то надо сказать, что в том примерном учебном плане, который есть, под эти компоненты нет времени. Куда республики впишут свой национальный компонент? Это значит, если одна республика у другой начнет заимствовать, то получится ералаш. Разработчики поставлены в тяжелую ситуацию, потому что структура примерной образовательной программы законодательно никак не прописана. Я думаю, что не стоит бояться того, что этих программ будет не так уж много, потому что основная образовательная программа, которую разрабатывает каждое образовательное учреждение, позволит реализовать все возможности, весь потенциал конкретного образовательного учреждения. Но тем не менее эта примерная образовательная программа - вопрос государственной политики, и он должен решаться на уровне государства. Конечно, никак нельзя писать, что эти программы разрабатывают в инициативном порядке за счет разработчиков, ведь это государственный документ. Возможна ситуация, когда за такой сложный документ никто и не возьмется, тогда что же, не будет примерной программы и будет сплошное нарушение закона об образовании? О порядке разработки образовательных программ и их введении в реестр в проекте приказа почти ничего нет. Там написано все о том, как проводить экспертизу, где зафиксировать, куда занести. Это важные вопросы, но они второстепенные по отношению к тому, как должна выглядеть примерная образовательная программа. Нам необходимо определиться с содержанием образования. Когда начинался процесс разработки образовательного стандарта для школы, РАН выступила с инициативой и разработала блок основных понятий по каждому образовательному предмету. Потом это все куда-то пропало, но сегодня этот блок надо реанимировать, а не заново разрабатывать. Фундаментальное ядро должно быть в основе содержания образования и доработано на уровне конкретных образовательных программ по отдельным учебным предметам.

Эммануил БАГРАМЯН, заместитель директора Научно-исследовательского института столичного образования:
- Сегодня мы по заказу Департамента образования осуществляем экспертизу основных образовательных программ тех образовательных учреждений Москвы, которые готовы были предоставить такие программы для изучения. Сегодня примерная основная образовательная программа не работает абсолютно на то, чтобы научить школу в соответствии с таким определением, данным в законе, как учебно-методическая документация, тому, как должна быть разработана основная образовательная программа. Фактически содержание существующей примерной образовательной программы совершенно не работает на основную цель всего стандарта. В школе должен появиться документ, который всесторонне и глубоко регламентирует и описывает деятельность образовательного учреждения по достижению тех групп результатов, которые заложены в стандарте. Этого мы сейчас не видим. Мы видим просто переписанный с электронного файла текст, которому присвоена лицевая страничка с указанием школы, основная общеобразовательная программа написана так, что из нее ничего нельзя сделать. Каковы цели разработки примерной основной общеобразовательной программы в Российской Федерации, вытекающие из задачи, и порядок разработки этого документа? В Законе «Об образовании в РФ» цели создания этого документа не прописаны, там есть только наименование документа и что под этим понимается. Многие школы не отдают себе отчет в том, что такое универсальные учебные действия, чем они отличаются от метапредметных результатов, и даже в тексте самого стандарта стоят в скобках «учебные умения и навыки» рядом с УУД. В одном из пунктов проекта приказа МОН РФ профессиональная экспертиза направлена на установление соответствия, на самом деле не только на соответствие требованиям стандарта, но и на внутреннюю целостность такой программы, ее необходимость и достаточность для разработки основной образовательной программы образовательного учреждения. Только тогда есть смысл тратить на это государственные деньги, иначе это будет действительно инициативная разработка физических лиц, которым захотелось показать себя, то, что они что-то умеют делать, и зазвучать в реестре.

Любовь ДУХАНИНА:
- Правильно ли я поняла, что для образовательных учреждений реально понятными могут быть только рабочие программы по предметам?

Эдуард БАГРАМЯН:
- Учитель сегодня не смотрит на целостность основной образовательной программы учреждения, он берет ту примерную учебную программу по предмету, которая отвечает его знаниям этого предмета и более или менее похожа на идеологию, которую исповедует учитель, то есть он понимает, как эту программу надо реализовывать, какие формы, методы контроля там существуют, и планируемый результат. Какая связь между этой рабочей программой по предмету и программой развития УУД, коррекционной работой в воспитании, социализацией, личностным развитием? Никакой связи нет. Если каждый учитель берет разные примерные программы, ориентированные на разные учебные линии, в которых авторы заявляют разные планируемые результаты, то в целом по школе никакой единой идеи не существует. Получается, что ученик в день по 6 раз меняет идеологию, что на каждом уроке у него новые идеи.

Алексей ВОРОНЦОВ, директор Открытого института развивающего образования:
- Понятно, что сейчас, когда делают нормативно-правовые и подзаконные акты под стандарт, сразу становятся видны дырки в законе, в стандарте, и за счет подзаконных актов можно что-то исправить. Но это перспективная работа, ведь закон вступает в силу, стандарты уже идут. Я поддерживаю идею Алексея Семенова по поводу модульности примерной программы. Примерная программа - это такой монстр, который не может сделать один коллектив, ведь там есть внеурочная деятельность, учебные программы, финансово-экономическое обеспечение, учебный план. Определение примерной программы дано как совокупность учебно-методической документации, поэтому нужно построить документ так, чтобы была возможна модульность, возможность для групп подавать заявки на разработку отдельных модулей, из которых потом школа сможет сформировать свою образовательную программу. Каждый модуль должны посмотреть экспертные организации, которые соответствуют, условно говоря, направленности этого модуля. И если модуль связан с внеурочной деятельностью, это должны быть одни эксперты, если с программой по математике, то это могут быть другие эксперты. Школа из этих модулей будет собирать свои программы, из разных примерных программ все равно она будет вытаскивать то лучшее, что ей годится. Модульность - это принцип, который должен быть положен в примерную программу, тогда действительно, зачем нам 150 программ по физической культуре? Есть, условно говоря, две хорошие программы по физической культуре, пусть и другие примерные используют эти программы. Что касается экспертиз, то я бы оставил в проекте приказа Минобрнауки РФ только профессиональную экспертизу и общественное обсуждение. Это два фильтра, которых достаточно.

Наталья РЯБКОВА, директор Центра образования №2030:
- Во-первых, мы хотим, чтобы у нас в России сохранилось единое образовательное пространство с учетом регионального и этнокомпонента, во-вторых, чтобы основная образовательная программа соответствовала тем стандартам, которые уже приняты. Нравятся они нам или не нравятся, будут или не будут в них вносить новые изменения - учитель 1 сентября должен войти в класс и понимать, как должен работать, чтобы дать тот предметный, метапредметный и личностный результат, который от него ждут. Мое предложение по проекту приказа министерства - на уровне Министерства образования и науки РФ говорить о том, чтобы было создано условно две-три примерных основных образовательных программы, которые станут примерными для регионов, а они уже с учетом своего национального компонента разработают свои примерные образовательные программы, на которые будет опираться школа в этом регионе и тоже создаст свою образовательную программу. То, что нам предлагают, - примерные образовательные программы разрабатывают физические лица - не очень хорошо. Мне кажется, что должна быть организация, которая будет разрабатывать программу и нанимать для этого работников по договору, по контракту. Эти организации должны быть прошедшими конкурсный отбор и допущенными к разработке программы, положения о конкурсе разрабатывает Министерство образования и науки РФ. Организации, которые будут допущены к конкурсу, должны получать финансирование, потому что иначе никто ничего разрабатывать не будет. Какой должна быть примерная образовательная программа? Она должна быть практико-ориентированной. Философия образования, его новая парадигма уже прописаны в новых стандартах, а учитель должен иметь примерную программу и на основании этого документа по предмету разработать свою программу. Он может внести свои изменения даже на 2/3, но в каждой программе должны быть прописаны такие моменты, как предметный, метапредметный и личностный компоненты.

Любовь ДУХАНИНА:
- Примерные образовательные программы разрабатывают юридические и физические лица. Мы оставили в проекте приказа Минобрнауки РФ физических лиц, потому что талантливые учителя претендуют на написание таких программ. Отказ в этом будет ограничением их прав.

Павел ЧУЛКОВ, заместитель директора школы №2007:
- Мы должны различать две проблемы. Одна проблема как перспектива нашей деятельности дальнейшей и вторая - как проблема сегодняшнего дня. Если посмотреть литературу по согласованию физики и математики, например, за последние 30 лет, то видно, что эта проблема за много лет так и не решена, что не случайно. С одной стороны, мы говорим о свободе учителя выбирать учебник, а с другой стороны - о согласовании. Интересно, как это может быть сделано при свободе выбора учебника? Когда мы говорим о таких загадочных для большинства учителей вещах, как УУД или метапредметы, метапредметные умения, то будет лучше, если мы их пропишем в каждой программе, по крайней мере, может быть, люди к ним привыкнут и начнут думать о них. Я прочитал проект приказа, который мы обсуждаем, во многом он был мне непонятен. Честно говоря, я могу предположить, для чего такой документ нужен, но я явно этого не прочитал. Нужны ли нам примерные программы по предметам? Да, конечно, нужны. Нужна нам как образец примерная программа для школы? Да, безусловно, потому что это ужасно писать. Сегодня в основном школы пишут программы для того, чтобы от них отстали. Школе нужны модульный принцип и максимально понятные и доступные образцы примерных программ (а не нормативные документы), чтобы люди могли с ними работать, иметь там право что-то там поменять. Сроки введения документа должны быть максимально четко прописаны, человек должен четко знать, что с ним будет. Давайте уже все инновации введем и остановимся.

Источник: http://www.ug.ru/archive/51423


Вернуться
Публикации