Иллюзия инклюзии

rss 07 августа 2015



Накануне нового учебного года «Русская планета» вновь рассказывает о больших проблемах с инклюзивным образованием — на этот раз с помощью экспертов Общероссийского народного фронта.

РП уже не раз писала о взятом в России курсе на инклюзию — совместное обучение детей-инвалидов и здоровых детей в обычных школах. В принципе идея инклюзивного образования благотворна: ребята с различными недугами должны как можно раньше адаптироваться в обществе, чувствовать себя равными с другими сверстниками. Но то, что гладко на бумаге, совсем не гладко в реальности. Эксперты рабочей группы «Образование и культура как основы национальной идентичности» Общероссийского народного фронта тщательно проанализировали положение дел с инклюзивным образованием и пришли к печальным выводам, которыми поделились с РП.

«На том уровне, на каком сейчас существует инклюзия в нашей стране, она подходит только для детей с легкими дефектами, — говорит руководитель рабочей группы, член Центрального штаба ОНФ, известный педагог Любовь Духанина. — А дети с тяжелыми нарушениями здоровья нуждаются в серьезной профессиональной поддержке. Ее всегда обеспечивали коррекционные школы с лучшими в мире дефектологами. Сейчас же они закрываются, дети с ограниченными возможностями здоровья переводятся в обычные школы без сопровождения специалистов, что мы считаем неправильным».

Представитель Центрального штаба ОНФ, руководитель рабочей группы «Образование и культура как основы национальной идентичности» Любовь Духанина

Представитель Центрального штаба ОНФ, руководитель рабочей группы «Образование и культура как основы национальной идентичности» Любовь Духанина. Фото: Алексей Дружинин / РИА Новости

Например, старейшую в стране школу для слепых в Москве (ей более 130 лет), которая давала очень качественное образование, два года назад перевели в ведение Департамента социальной защиты населения. Чиновники обещали родителям и Попечительскому совету сохранить образование для слепых детей с нормальным интеллектом. Тем не менее с осени 2015-го школа превратится в реабилитационный центр. Чтобы иметь полноценный аттестат, некоторые ученики уходят в обычную школу. А там их переводят… на домашнее обучение.

Только одна из четырех столичных школ для слабовидящих детей сохранила свое название — школа № 2. Школа № 1 становится реабилитационным центром, школы № 5 и № 67 стали структурными подразделениями образовательных комплексов. «Как родители могут выбрать специальную школу для детей с нарушением зрения, если школ с таким названием просто нет в перечне и в психолого-медико-педагогической комиссии информацию о спецшколах не дают?» — недоумевают эксперты ОНФ.

Совсем плохо обстоит дело с квалификацией педагогов, обеспечивающих инклюзию. Школы, работающие в таком режиме, должны вести свою деятельность по адаптированным основным общеобразовательным программам (АООП) — это предусмотрено федеральным законом «Об образовании». Но необходимой квалификации у большинства педагогов нет. Более того — учитель даже не всегда знает диагноз ученика, потому что родители, опять же по закону, могут не обращаться в психолого-медико-педагогическую комиссию или не представлять ее заключение в образовательную организацию. Возникает вопрос: как же тогда учитель (или педколлектив) выбирает тот или иной вариант обучения ребенка, имеющего проблемы со здоровьем?

Эксперты ОНФ и Центра «Национальные ресурсы образования» выяснили, что почти две трети от общего числа детей-инвалидов, в том числе по слуху и зрению, обучаются в образовательных организациях, в штатных расписаниях которых нет сурдопедагогов и тифлопедагогов. Да, в них присутствуют логопеды, социальные педагоги, педагоги-психологи, но они не владеют навыками жестового языка, умением формировать устную речь — и тем не менее на их попечении, по данным недавней статистики, 238 глухих и 2593 слабослышащих ребенка. Не владеют эти педагоги и шрифтом Брайля — и как при этом они работают с 192 слепыми детьми?

По словам завкафедрой специальной педагогики и специальной психологии Московского государственного гуманитарного университета им. М.А. Шолохова Ирины Левченко, сейчас у нас ни один вуз не готовит специалистов для обучения детей с множественными нарушениями, да и программ для подготовки таких педагогов нет.

Происходящее сейчас специалисты считают профанацией инклюзии: во множестве педколлективов под ней понимают, к примеру, обучение ребенка со сколиозом 2–3-й степени. Его физические возможности, безусловно, ограничены, но в инклюзии он не нуждается. А дети с действительно сложными проблемами — имеющие поведенческие особенности или инвалиды-опорники — как уже говорилось, переводятся на обучение на дому. Этот процесс «выдавливания» из школы эксперты ОНФ характеризуют так: мы переходим от резервации, как называли спецшколы, к изоляции, в которую превращается инклюзия.

Есть и еще немаловажный аспект: в обычных школах чаще всего нет возможности организовать трудовое и допрофессиональное обучение переведенных из коррекционных школ детей с ограниченными возможностями здоровья. Для ребят с ментальными нарушениями это чревато тем, что у них не будет сформирована потребность к труду — и общество, предупреждают эксперты, через несколько лет может получить тысячи социальных иждивенцев. Это будет и нравственной, и экономической проблемой.

Выявили эксперты и нюанс, который назван ими так: «деньги идут за учеником». Есть случаи, когда образовательные учреждения берут детей-инвалидов лишь потому, что хотят увеличения финансирования. При этом они прекрасно осознают, что полноценного образования этим детям дать не могут.  А бывает, что в коррекционных учреждениях отговаривают родителей от перевода детей на инклюзию, которая им показана. Так, маму одного дошколенка, которому был установлен имплант и который обрел слух и начал говорить, убедили оставить его среди глухих.

В общем, проблем выше крыши. На прошедшем не так давно круглом столе рабочей группы ОНФ «Образование и культура как основы национальной идентичности» были сформулированы рекомендации правительству. Первым делом необходимо обеспечить качественный кадровый переход к инклюзивному образованию детей-инвалидов. Надо ввести регламент формирования школьных групп комбинированной и компенсированной направленности с учетом индивидуальных особенностей воспитанников с ограниченными возможностями здоровья, сформировать в регионах единые подходы к формированию и функционированию специализированных групп для детей с ограниченными возможностями и инвалидов в дошкольных учреждениях, подготовить нормативно-правовое основание работы психолого-медико-педагогических комиссий. И обязательно разработать показатели соответствия учреждения образования статусу инклюзивной образовательной организации, определить критерии оценки его деятельности.

Руководитель рабочей группы Любовь Духанина заявила: «Мы обязательно проследим за тем, какие меры предпримет правительство в этих направлениях, в том числе в рамках разработки проекта программы "Доступная среда" до 2020 года, которая ведется по поручению лидера ОНФ президента Владимира Путина, и предпримем все необходимые шаги для ее реализации».

Источник: http://rusplt.ru/society/illyuziya-inklyuzii-18251.html



Вернуться
Публикации