Стоит ли возвращаться к распределению выпускников вузов?

Депутат «Единой России» Сергей Вострецов внес в Госдуму законопроект, в котором предложил ввести возрастные границы для получения бесплатного высшего образования — от 17 до 30 лет, а также обязать выпускников вузов, отучившихся за счет федерального бюджета, отработать не менее четырех-шести лет по специальности в государственных компаниях. Если же выпускник работать на государство не захочет, согласно законопроекту он должен будет возместить в полном объеме сумму, которая была потрачена на его обучение и меры социальной поддержки. Инициативу комментируют наши постоянные эксперты и студенты вузов.
Любовь ДУХАНИНА, заместитель председателя Комитета по образованию и науке Государственной Думы РФ, член Центрального штаба ОНФ:
— Подобные инициативы — обязать выпускников вузов, получивших высшее образование за счет бюджета, отрабатывать на государственных предприятиях — время от времени возникают. Основной вопрос, который нужно задать авторам: какого результата они хотят добиться? Если мы говорим о расширении возможностей для молодежи, о повышении мобильности, о возможности самореализации в любом возрасте, то подобные проекты могут дать прямо противоположный эффект.
Не стоит забывать, что у нас уже существует механизм целевого приема, который строится как раз на ключевых идеях предлагаемых изменений. Предприятие оплачивает обучение — выпускник отрабатывает вложенные в него средства. Бюджетные места, поступление на которые осуществляется на конкурсной основе, — это совсем другая история. Мы должны понимать, что это в том числе мера поддержки наиболее талантливых, способных, трудолюбивых выпускников школ, многие из которых уже в старших классах или на первых курсах запускают собственные стартапы.
Кроме того, многим ребятам после окончания вуза будет крайне сложно найти работу в государственных организациях. Речь идет в первую очередь о профессиях художественной сферы, индустрии кино и телевидения, графического дизайна. Некоторые вакансии просто отсутствуют, поскольку давно выведены на аутсорсинг, например дизайн и многие направления программирования. Поэтому крайне важно тщательно изучить все нюансы, чтобы не только сохранить все имеющиеся сегодня у ребят возможности, но и усилить их, дополнив новыми.

Татьяна КЛЯЧКО, директор Центра экономики непрерывного образования Института прикладных экономических исследований РАНХиГС, доктор экономических наук:
— Я к данной инициативе отношусь крайне плохо. И во многом из-за того, что депутаты, занимающиеся законотворческой деятельностью, не знают Конституции (или ее не уважают). В Конституции Российской Федерации (ст. 43) определено, что высшее образование в нашей стране бесплатно на конкурсной основе. И если абитуриент прошел конкурсный отбор, то никаких обременений на него в виде отработки после окончания вуза затраченных на него государством средств в Основном законе России не предусмотрено.
Мера по отработке несколько раз обсуждалась, но в ином ключе: у нас большой контингент платных студентов, и если кто-то из них захотел бы 3‑5 лет работать, окончив вуз, например, в селе врачом или учителем, а также в отдаленных регионах, то государство могло бы снять с него плату за обучение. Но даже эта мера не прошла, ее признали экономически неэффективной.
Про госкомпании уже не говорю — большинство выпускников были бы рады попасть в Газпром и Ростех. Боюсь только, что Газпром и Ростех эту идею не одобрят. Может, это и к лучшему.
Что касается возрастных границ, после 30 лет очень мало российских граждан учатся в вузах, получая первое высшее образование. Но даже если бы это было не так, то почему надо дискриминировать людей по возрасту? Прошел конкурсный отбор — учись. Видимо, наш депутат боится, что люди старше 30 лет, получив образование за счет бюджетных средств, не успеют отдать Родине долг? Но ведь они могут работать и до 30 лет. Кроме того, у нас есть женщины, которые до 30 лет могут родить нескольких детей, а когда дети пойдут в сад или в школу, захотеть поступить в вуз, чтобы получить специальность и пойти работать. Почему надо отказывать этим женщинам в бесплатном обучении?
Словом, депутату бы пойти и поучиться, даже если ему уже больше 30 лет. Может, тогда безграмотных законодательных предложений у нас станет поменьше.

Анастасия ФОМЧЕНКО, студентка Института физической культуры, спорта и туризма Петрозаводского государственного университета:
— Я считаю, что человек имеет право получить образование в любом возрасте. Все зависит от того, когда он придет к этому шагу сам. Иначе что получается: если до 30 лет у человека из-за ряда причин не было возможности, а также времени учиться, ему теперь необразованным оставаться? Теперь что касается работы в госкомпаниях. Я обучаюсь за счет федерального бюджета. Откуда мне взять такую сумму, чтобы возместить средства, потраченные на мое обучение, если я откажусь работать по распределению? Студенты, которые только окончили вуз, не миллионеры, нам и так деньги брать неоткуда. А еще и жить где-то нужно, и кушать что-то. А если возможность получить бесплатное образование — это единственный вариант «уцепиться» за жизнь и стать человеком для детей из тех семей, что не могут оплатить обучение своему ребенку? А как быть тем выпускникам, специальность которых не подходит под рамки госкомпаний? В любом случае платить? Кроме того, я сомневаюсь, что неопытных выпускников оторвут с руками и ногами и предложат действительно хорошую зарплату, а не заставят отрабатывать свое обучение за копейки.

Иван МАЗУР, студент Омской государственной медицинской академии:
— Инициатива, с одной стороны, вроде бы правильная: специалистов не хватает. Дошло до того, что наших студентов сейчас привлекают в работе в больницах и поликлиниках. Это ужасно, конечно, люди без опыта берут на себя ответственность ставить диагнозы, лечить пациентов.
Вопрос: что изменится, если они придут по разнарядке в те же больницы и поликлиники? Ничего. Потому что в первую очередь надо менять программы. Нам сокращают физиологию, но добавляют историю. Зачем? Мы собираемся быть врачами или историками? При распределении, выходит, и выгнать такого молодого «специалиста» нельзя, он же должен отработать свой срок! Да, система распределения выпускников вузов действовала в СССР и даже оправдывала себя. Но и система обучения была другой — наши дипломы признавались за рубежом. Кроме того, сейчас все же у тебя есть выбор — работать в хорошем учреждении с традициями или в разваливающейся районной поликлинике, откуда уже сбежали хорошие врачи. У кого учиться? Получается, что система распределения будет плодить неучей, которых и без того немало. Но, по крайней мере, мы сейчас хоть как-то можем выбирать себе учителей — на последних курсах ты, конечно, уже представляешь, куда хочешь и можешь устроиться, где согласен быть хоть волонтером, чтобы получить знания и умения. Зарплату мы, конечно, тоже выбираем. И есть разница — работать на одну ставку, развивая себя, или халтурить на две, чтобы прокормиться. А как иначе? Надо жить. При принудительном распределении такого выбора не будет, мы просто попадаем в рабство.
Конституция России гарантирует высшее образование на конкурсной основе за счет государства без каких-то оговорок. И вот эта принудиловка точно заставит молодежь убегать из страны куда глаза глядят. Потому что, если нарушается Основной закон страны, уже ни в чем, ни в каком будущем уверенным быть нельзя. Его просто нет.

Полина МАСЛАКОВА, студентка Воронежского государственного университета:
— Если я не ошибаюсь, у нас сейчас первое высшее образование можно получить бесплатно независимо от возраста — сдавай хорошо ЕГЭ, поступай и учись, хоть тебе 90 лет. Это справедливо, потому что сегодня такое время, когда нас со всех экранов призывают учиться на протяжении всей жизни, и наши министры об этом же говорили совсем недавно. Я сама слышала. А с принятием закона об ограничении возраста наши права будут нарушаться, ведь не у всех есть деньги на получение высшего образования. Я считаю, что человек должен своим умом добиваться успеха в жизни, а не деньгами. Иначе у нас будут и врачи-двоечники, и учителя, и военные — все!
Что касается обязательной отработки выпускников в госкомпаниях, у меня тоже есть сомнения. У нас ведь все давно частное, государственных предприятий единицы. Где мы будем отрабатывать? Я сама, в общем, не против, если будут нормальная зарплата и жилье. Но пока не представляю, чтобы, например, нашему большому концерну «Созвездие» (а это у нас в Воронеже единственное государственное предприятие, насколько я знаю) потребовалось столько выпускников сразу, и потом еще каждый год!

Дмитрий ИВАНОВ, отец двоих школьников, Нижегородская область:
— Я положительно отношусь к этой инициативе. И вот почему. Когда я в свое время окончил художественно-полиграфический факультет Костромского госуниверситета, я, как ни пытался, не смог устроиться по специальности. Какое-то время ловил заказы, занимался саморекламой. Результаты были такие — то пусто, то густо. Одному так можно протянуть, а с семьей невозможно. Когда я женился и появился первый ребенок, пришлось искать работу, которая дает постоянный доход. Я неплохо владел компьютером и дружу с техникой, поэтому устроился на завод наладчиком станков с ЧПУ. Имею зарплату, которая позволяет содержать семью. Времени на рисование, которым очень увлекался, не остается. Не поверите, 7 лет в руки кисточку не беру. Так вот, я был бы не против, если бы меня государство трудоустроило по специальности хотя бы на 4 года.